Алексей Константинович Волин  ( 5 июля 2012 назначен заместителем министра связи и массовых коммуникаций РФ) на встрече со студентами и профессурой журфака МГУ заявил, в частности, следующее:
«Любой журналист должен твёрдо помнить, что у него нет задачи сделать мир лучше, нести свет истинного учения, повести человечество праведной дорогой. Это всё не бизнес. Задача журналиста зарабатывать деньги для тех, кто его нанял. А сделать это можно только став интересным зрителям, слушателям и читателям. Возникает вопрос: решают ли СМИ при этом пропагандистские задачи? — Конечно решают. В меру понимания каждого владельца СМИ тех задач, которые стоят перед ними. И зачастую для владельцев СМИ эта задача является подобным бизнесом.
Но для того, чтобы пропаганда была эффективной, она должна идти по каналам имеющим спрос аудитории. А значит всё равно она должна идти по коммерчески успешным каналам, приносящим бизнес (?), а не котируемым исключительно с потребительской (?) точки зрения.

Если журналист декларирует себя, и показывает, и демонстрирует в качестве пропагандиста, то он плохой пропагандист. Потому что пропаганда не должна быть явной. Пропаганда должна быть скрытНой (?). И только тогда она становится эффективной.
Нам чётко надо учить студентов тому, что выйдя за стены этой аудитории, они пойду работать на дядю. И дядя будет им говорить что писать, что не писать. И как писать о тех или иных вещах. И дядя имеет на это право, потому что он им платит.
То что я сказал может нравиться, может не нравиться, но это объективная реальность. Такова жизнь и другой у вас не будет.»

4 Responses to Любой журналист должен помнить, что у него нет задачи сделать мир лучше

  1. Аноним:

    Проблема сегодняшнего дня в том, что люди все больше высказывают вещи, идущие вразрез со нормальными общечеловеческими ценностями, такими как «врать — плохо», «воровать — плохо» и т.д. То есть если раньше они хотя бы стеснялись этих идей, пытаясь скрыть их за ширмой нравственности, как–то завуалировать, то сейчас высказывают это совершенно открыто. Потому что чувствуют, что за это уже никто не пожурит, никто не осудит. Границы стерты, пределов нет. Все довзолено. Как раз тот самый рационализм, о котором устами Ванечки Карамазова говорил Достоевский.

  2. Noway:

    От того что ты будешь вслух говорить «воровать–плохо», а действовать по принципу «воруй что плохо лежит» мир станет лучше?

    Что такого неверного озвучил этот замминистра?
    Если тебе платят деньги за то, что ты пишешь или говоришь с экрана — сложно ожидать, что твои речи и статьи будут объективны.

  3. Тузик:

    Все он правильно говорит. Если вы продаете красивые и румянные пирожки с говном, вы потеряете покупателей. Если контент продается — значит журналист выполнил свою функцию. А сиськи Анны Семенович или рецензия на арт–хаус — это уже вопрос формата ит дальновидности собственника СМИ. История с Волиным — это история человека с бульвара Капуцинов. Сомневаюсь, что в субботу на журфак пришли будущие акулы пера. Динозавры возмущены, но обречены.

  4. Noway:

    Он говорит, что журналист должен писать то, что ему говорит владелец, заворачивая это в достаточно привлекательную для публики упаковку. У тебя это не вызывает отторжения — ооок.

    Но видишь ли в чем фигня. В странах, где издательское дело веками было бизнесом, а не пропагандой, журналист приличного издания должен был стремиться к объективности. Это крайне логично: ты пишешь правду, газета становится популярной, издатель получает доход. К примеру, у FT и WSJ есть документ под названием Догма, где прописаны этические требования к объективности и неподкупности. Подобные же догмы есть в России у Ведомостей и Форбса, например. Там есть Китайская стена между редакцией и отделом рекламы, а издатель не участвует в работе над номером. Ну, то есть такой правильный западный стандарт. Я вообще не понимаю, как может быть по–другому.

    Но чиновник на журфаке почему–то не говорит про догмы и объективность, он говорит про то, что надо лизать попу владельцу и заниматься пропагандой. Это очень печально.

Добавить комментарий