Текст нервный (что можно понять — тётенька намучилась), но интересный чисто технологическими подробностями: как именно Россию делают адом, какими средствами.

Международные специалисты по городскому развитию и планированию улиц неоднократно отмечали, что в Москве площадь проезжих улиц непропорционально мала по сравнению с общей площадью города (если сравнивать с крупными западными городами). Этот дисбаланс усугубляется страстью российских градостроителей к восьмиполосным дорогам одностороннего движения без возможности поворота: это приводит к тому, что в Москве, чтобы добраться от A до B, приходится проезжать куда больше километров, чем в любом другом городе мира. Один высокий полицейский чиновник однажды открыто сказал в эфире радиостанции «Эхо Москвы», что официальной целью московской транспортной политики является уменьшение до минимума права отдельно взятого водителя на маневр. Цель этой тактики становится ясна в тот момент, когда полицейская машина, которую никогда не видно на вечно забитых перекрестках, быстренько перекрывает любую улицу, чтобы пропустить колонну верховных пастырей российской политики, проносящихся мимо с мигалками со скоростью двести километров в час. 

Керстин Хольм о России

Керстин Хольм о России

В качестве сегодняшнего «гражданина–в–пробке–стоящего» понимаешь, что гражданское население с точки зрения экономики и военной стратегии представляет скорее паразитарную группу, имеющую претензию на доходы от продажи полезных ископаемых. Это дает ответ на загадку, почему используемый при сооружении или отделке самых помпезных дворцов и площадей в московском центре дорогостоящий гранит или мрамор так скверно обработан: истеблишмент на верхнем конце экономической цепочки питания ценит материал, но не труд низкоквалифицированных бесправных мигрантов. Какой контраст с немецкой строительной культурой, со всеми этими дверными ручками, петлями, плинтусами и распорками, создание и доведение до ума которых осуществляются с прямо–таки трогательным пафосом функциональности! Например, во Франкфурте, напротив Старой оперы, есть чудесный маленький парк с небольшой колоннадой. Колонны вытесаны из простого известняка, но с таким ремесленным совершенством, что мое сердце согревается и даже взыгрывает от патриотических чувств! Как часто я думала об этом скромном шедевре, разглядывая тщательно отполированные, но грубо отесанные и криво положенные плиты московского мрамора — зрелище, от которого у меня почти наворачивались слезы на глаза.

И при этом ниже — про людей, которые могут и хотят работать хорошо, вот только денег им за это никогда не заплатят.

Текст блестящий, все ситуации абсолютно узнаваемы, а волна обсуждений в российской блогосфере (при том, что текст писался немкой для немцев) показывает, насколько все точно описано:
«гражданское население с точки зрения экономики и военной стратегии представляет скорее паразитарную группу»
Вероятно, немка из внутренней солидарности не уточнила, что это население — интеллигенция, живущая в крупных городах и обслуживающая интересы военно–газового комплекса. А также те, кто её обслуживает — плиточники, таксисты, проститутки…

 

Неумение закрывать проблемы.

До сих пор мы тут тратим силы на обсуждение прошлого, до сих пор одна часть народа борется с советской властью, а другая часть народа с теми, кто борется с советской власть. Из–за этого и общая неустроенность. Мы до сих пор переживаем революцию, Великую Отечественную, распад Союза. Как в цитате Пелевина про жопу, все пытаемся понять, как мы в этой жопе оказались, вместо того, чтобы из нее выбираться. Точнее даже, что гораздо страшнее, уже даже понять не пытаемся — а часть людей истерит на предмет общей жопы, вневременной такой жопы, так как, как метко подмечено, время у нас воспринимается эмоционально, а не прагматично, и поэтому все свернуто клубком, а часть людей с непониманием смотрит на истерящих. Именно поэтому непонятно, куда мы движемся, как нация, как страна, нет национальной созидательной идеи и национального проекта. Так как прошлое и будущее равнозначны, то нет разницы обращаем ли мы мысли к ужасному бытию времен Сталина или возможному прекрасному будущему. Прошлое известно, о нем легко спорить. Был ли Сталин ужасен или прекрасен, а что было бы если бы…и так далее. Попаданцы вот очень популярны. Потому, что будущее и прошлое идентичны в массовом сознании, в коллективном бессознательном народа.

И это очень, чрезвычайно плохо. Есть такой писатель, Тед Чан. Прекрасную фантастику пишет, вот на мой взгляд. Есть у него рассказ «История твоей жизни». Про пришельцев, для которых понятие времени было…неопределенно, что ли. Потому, что они вообще жили вне времени. Знали и прошлое и будущее и следовали предопределенности событий. Люди с ними пообщались и тоже так научились. Мы, получается, такие же пришельцы. Только будущего не знаем. И строить его не хотим. Массово, как нация в целом. Каждый отдельно — да, каждый и умен и прозорлив, и способен на подвиг, как та врач из статьи, что бесплатно прооперировала человека. Каждому в отдельности хочется в будущее. Но каждый в отдельности же живет по принципу «и так сойдет». В промежутках между подвигами. Сегодня эта врач выложилась, прооперировала больного так, как ни один другой врач в «развитой» стране не сможет. Но после этого она неделю будет отходить и общаться с пациентами по принципу «и так сойдет».

Эта журналист пеняет на власть. Но это не власть, она тут не при чем. Она тоже живет по такому принципу, всего лишь. Кто–то наверху хочет, чтобы было красиво, он заказывает дорогой материал, так он может повлиять на финальный результат. А обработчик колонны смотрит на это все, потом шлифует колонну, потом отходит от нее, оценивает, говорит:»А, и так сойдет!» и уходит. Приходит этот человек от власти, который заказывал колонну. Смотрит на нее, оценивает материал, потом оценивает работу. «Ну блядь, — говорит он — вот уроды косорукие, ведь материал же хороший был, как так ухитрились испортить–то, ну что теперь…других обработчиков у меня нет, а менять колонну будет себе дороже. И так сойдет!». Потом едет к себе в кабинет, читает какой–то документ свой, решает что «и так сойдет!» и подписывает. И это вот «и так сойдет!» гуляет по стране.

Нет будущего. Не можем оценить. Как следствие ставятся нереальные сроки, достигнуть результата надо не для результата, а к какой–то, неочевидной совершенно для исполнителя, дате. Исполнитель делает на «и так сойдет», приемщик, так как у него нет уже выбора, нет времени переделывать, да и усилий много потратится, тоже решает, что «и так сойдет». И так сходит в КАЖДОЙ области деятельности наших сограждан. И остальные сограждане это кушают. Потому, что в глубине души знают, что настанет время — и у них сойдет.

А потом приезжает немецкая журналистка и удивляется. И ей кажется, что есть какой–то зловещий план. Она же немка, она не понимает, что можно жить по принципу «и так сойдет» ВСЕЙ НАЦИЕЙ. Это непременно чей–то приказ, это колонна такая специально, это власть так показывает свое отношение, это власть относится к народу как к паразитам, это милиция специально, по приказу власти, делает такие транспортные развязки. И в голову ей не может прийти, что развязка такая именно потому, что так удобнее для милиции, это не план, это милиция хочет, чтобы ей было как легче — раз, и перекрыл улицу, два, и снова открыл. Конкретный милицейский начальник и не думает даже о трудочасах тех, кто стоит в пробке, какое ему до них дело вообще — его дело улицу перекрыть, с минимальными для себя затратами времени, он это и делает. А отдаленные последствия, тем более макроэкономические, его вообще не волнуют. Потому, что будущего нет, и прошлого нет. Есть один большой клубок пространства–времени, сжатый и, одновременно растянутый.

А какой план может быть в спутанном клубке.

One Response to Керстин Хольм о России

  1. Кри:

    Что она верно написала, так то что немцы хорошо умеют забывать неудобные вещи. Вот как можно было в Рейхстаге обойтись без упоминания фашистской германии? Обошлись! Есть про то что он был разрушен, но почему, от чего? Очень полезная способность, отсутсвие рефлексии, это неплохо, но вот так уметь сделать вид что ничего не было — это пиздец какая способность.

Добавить комментарий